Таня Каренина (tanya_karenina) wrote,
Таня Каренина
tanya_karenina

Вагнеропус №4. Деньги

Не могу не поделиться! Это чудо что за эпопея:) Даже для человека, далекого от классической музыки:)
Оригинал взят у elsa_brabant в Вагнеропус №4. Деньги
Продолжаю свою эпопею про Вагнера) Начало [здесь]http://elsa-brabant.livejournal.com/5762.html, [здесь]http://elsa-brabant.livejournal.com/5905.html и [здесь]http://elsa-brabant.livejournal.com/6155.html.


Вагнер как личность такой огромный и сложный, что не знаешь, с какого боку к нему подойти, и с чего начать. Мне кажется, каждый год его жизни потянул бы на повесть. Каждые пять лет – на толстый роман. А вся жизнь – как минимум, на 50 томов Библиотеки приключений.

Как получилось у этого маленького, некрасивого , безродного и болезненного человека, который толком даже и образования не получил, так взбаламутить Европу своими поступками, идеями, словами, стихами и музыкой, что до сих пор еще люди спорят о нем? Как вообще возможно одному человеку за свою земную жизнь повлиять так сильно разом на музыку, философию, психологию, литературу и политику?

Да еще оставить после своей смерти шлейф влияния, называемый вагнеризмом, такой культурный морок, который еще долго пришлось потом разгонять.


Простите за идеалистический подход, но я думаю так: Бог создал Вагнера, чтобы тот создал нечто великое, и поэтому убрал из его личности все тормоза. Он дал ему аусвайс со штампом «можно все» ввиду особой грандиозности творческой задачи.

И Вагнер не тормозил на пешеходных переходах и смело ехал на «кирпич». Он использовал людей, нарушал законы государства и человеческой морали. Собственно, кто этого не делал? Да, но не в такой концентрации, как этот человек.

В рамки государственных законов Вагнер никогда не помещался. Дважды в жизни он бежал в другую страну от преследования полиции: в начале своей карьеры – из Риги в Париж, чтобы избежать долговой тюрьмы, и позже из Дрездена в Швейцарию по подложному паспорту, чтобы не попасть под суд по обвинению в антиправительственном заговоре. Двенадцать лет он провел в изгнании, прежде чем смог вернуться на родину.

Вообще, угроза судебного преследования висела над ним постоянно, потому что Вагнер всегда жил в кредит, и финансовая сторона его жизни представляла собой непрерывную кредитную историю, причем безнадежно плохую. Потому что он не считал нужным отдавать свои долги.

История его отношений с деньгами исключительна в своем роде.

В начале своей музыкальной карьеры он был просто и бесповоротно беден. Его семья не имела состояния, которое могла бы обеспечить ему беспроблемный творческий старт, а сам Вагнер не умел зарабатывать и вообще считать деньги. Поэтому он брал в долг. У всех и всегда. При этом не задумываясь, каким образом он смог бы их отдать, потому что мозг его был занят вещами поважнее, чем сведение дебета с кредитом.

Потом, когда он состоялся как композитор и ощутил свои творческие возможности, он понял, что это как-то странно и вообще возмутительно несправедливо, что творец должен работать. Кто кому вообще должен? - рассуждал Вагнер. Гений людям или люди гению?!

«Мир обязан предоставить мне все, в чем я нуждаюсь!» - говорил он.

Вдохновение приходило к Вагнеру только тогда, когда он мог окружить себя роскошью. И он ни в чем себе не отказывал, даже не задумываясь, чем он заплатит за свои подбитые мехом бархатные халаты, атласные одеяла, расшитые цветами, шелковые обои, ковры, ящики с дорогим вином и коллекцию фазанов для украшения сада.

Он просил одолжить ему денег или подарить их , он требовал этого со всей силой своего красноречия, давал твердые обещания, которые и не собирался выполнять, придумывал схемы субсидирования себя самого с привлечением немецких государей (они все должны были скинуться и платить ему пожизненное содержание).

И как блестяще он это делал! Какие неопровержимые аргументы приводил для сомневающихся! Мне особенно нравится тот, который приводит Ганс Галь в своей книге «Рихард Вагнер». Оцените эту красивую шахматную вилку, которую Вагнер ставит издателю Францу Шотту, вымогая у него очередную порцию денег в долг: «…ведь я обращаюсь не к кому-нибудь, а к Францу Шотту, и, в конце концов, обращается с просьбой не кто-нибудь, а Рихард Вагнер».

Любой другой на его месте чувствовал бы себя, как жалкий попрошайка, но Вагнер сумел поставить дело таким образом, что не ему, а людям было стыдно, что у них есть деньги, а у гения нет. И они давали.

Эта бесконечная история поиска денег мучила Вагнера неимоверно, она заводила его жизнь в тупики безнадежного отчаяния на грани самоубийства, но закончилась она абсолютно неправдоподобным образом. В тот момент, когда Вагнер, как загнанный волк, в очередной раз скрывался от кредиторов, его все же догнал (не с первой попытки, кстати) курьер от юного баварского короля Людовика II, который предоставил ему свою казну, покровительство и фанатичную преданность.

Но и этот дар судьбы был быстро поглощен растущими потребностями Вагнера. Новый статус фаворита короля диктовал ему новые расходы, к тому же он обзавелся семьей. Теперь он ездил в отдельном вагоне, имел целый штат прислуги и еще он строил свой собственный театр и роскошную виллу для семьи в Байройте.

Эту виллу он назвал Wahnfried - место, где нашли покой его мечты. Перед домом - бюст Людвига II.




Снежный ком долгов катился с горы. И если бы не выросшая до внушительных высот творческая репутация Вагнера, позволившая организовать подписку на сбор средств по всему миру, не известно, чем бы все это закончилось.

Добавлю, что Вагнер брал не только деньгами, но и натурой: певцы в его постановках часто выступали за чисто символическую плату, русский художник Павел Жуковский целый год бесплатно работал над костюмами и декорациями к Парсифалю. Вагнер еще остался им недоволен. Знал ли он вообще чувство благодарности? Я сомневаюсь.

Один из людей, которых Вагнер использовал, его преданный друг дирижер Ганс фон Бюлов, сказал о нем: «Как человек – низок, как творец – велик».

И он понимал, что одно неотделимо от другого. Если бы Вагнер был честным, скромным и добропорядочным человеком, он был бы, условно говоря, Феликс Мендельсон – певец прекрасного, искусного и соразмерного. Но он не смог бы создать свое громадное искусство, которое подобно волне цунами прокатилось по культурному ландшафту эпохи и преобразило его бесповоротно. Ему нужна была внутренняя энергия взрыва, и он находил ее в конфликте с законами социума и человеческой морали.

В личном общении Вагнер был неотразим. Попробуйте быть неотразимым, если вы некрасивый человек с ростом 152 см. Но такова была его внутренняя энергия, что люди обоих полов попадали под магнетическое влияние его личности.

Но об этом в следующий раз)


Tags: репост
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 0 comments